Tags: католичество

коала

Святой Ронкалли

ПАМЯТИ ВЕСЕЛОГО ПАПЫ.

25 ноября 1881 г. родился Анжело Джузеппе Ронкалли, который 60 лет тому назад, в 1958 г. стал папой Римским под именем Иоанна XXIII.
Будучи папским нунцием в Турции и Греции с 1934 г. по 1944 г., Анжело Ронкалли играл центральную роль в «Операции «Крещение», когда тысячам венгерских евреев выдавались свидетельства о крещении, в результате чего их удалось спасти. Он прилагал все усилия, чтобы предотвратить депортацию греческих евреев, ходатайствовал перед болгарским царем Борисом III за болгарских евреев, перед турецким правительством — за евреев, бежавших в Турцию. Он оказывал помощь евреям Словакии, Югославии, Италии и Франции.
В 1948 г., кардинал Ронкалли сыграл немаловажную роль в том, чтобы большинство стран Латинской Америки на голосовании по разделу Палестины проголосовали "за". Так был открыт путь к созданию государства Израиль.
В 1960 г. по требованию папы из молитвы, читаемой на Страстную пятницу, были исключены антиеврейские элементы. Папа составил свою молитву: «Мы осознаем теперь, что были слепы в течение веков, что не ценили красоты Избранного народа и черт наших возлюбленных братьев. Мы осознаем, что на лбу у нас Каинова печать. По нашей вине наш брат Авель столетиями орошал землю кровью и слезами, – только потому, что мы забыли Твою любовь. Прости нам неоправданное осуждение евреев. Прости нам, что распиная их, мы распяли Тебя во второй раз. Прости нас. Мы не ведали, что творили".
Именно папа Иоанн XXIII был инициатором 2-го Ватиканского собора, на котором была принята Декларации “ Nostra Aetate”. В этой Декларации Католическая церковь изменила вектор отношения к евреям и иудаизму после двух тысяч лет ненависти и гонений и положила начало поиску взаимоуважения и взаимопонимания, определив путь развития католическо-иудейских отношений вплоть до сегодняшнего дня.
Папа Иоанн XXIII изменил жизнь Католической церкви. Бесконечно любившие Иоанна XXIII итальянцы называли его "добрым папой", "веселым папой", просто "папой Джованни".
В 1953 г. дипломат Яаков Герцог, брат президента Израиля Хаима Герцога, обратился в МИД Израиля с предложением присвоить кардиналу Ронкалли звание Праведника народов мира. Письмо Герцога осталось без ответа.
27 апреля 2014 г., Католическая церковь провозгласила папу Иоанна XXIII святым.

https://stmegi.com/posts/64720/pamyati-veselogo-papy/?sphrase_id=22575
коала

Максимилиан Кольбе

28 мая 1941 года в концлагерь Освенцим из варшавской тюрьмы был отправлен францисканский монах Максимилиан Кольбе.

Максимилиан Кольбе – польский монах – францисканец. В миру носил имя Раймунд. Родился 7 января 1894 года в Здуньска – Воля, в той части Польши, которая входила тогда в состав Российской империи, в бедной семье. Он был вторым сыном Юлиуша и Марии Кольбе. Отец его был этническим немцем, а мать — чистокровной полькой.

В 10 лет маленькому Раймунду было видение, изменившее всю его дальнейшую жизнь.

Как – то раз, когда мальчик не слушался, мать сказала: «Раймунд, что из тебя выйдет?»Он отправился в церковь, чтобы задать этот вопрос Господу. В видении ему явилась Пресвятая Дева Мария и протянула две короны. Одна была белой и символизировала чистоту, вторая – красной и символизировала мученичество. Она спросила его, какую он выберет, и Раймунд ответил: «Я выбираю обе».

4 сентября 1910 года Раймунд принял постриг под именем Максимилиан.

В 1927 году неподалёку от Варшавы основал новый францисканский монастырь в честь Непорочной Девы Марии. В состав монастырского комплекса входили издательство, типография, мастерские, радиостанция. Совершил путешествие в Японию, где тоже основал монастырь и организовал издание журнала на японском языке. После возвращения в Польшу он вновь возглавил монастырь.

В 1939 нацистская Германия напала на Польшу. Максимилиан был арестован гестапо, затем освобождён. В 1941 году был арестован повторно и находился в заключении в Варшаве. 28 мая 1941 года Максимилиан вместе с 320 другими узниками был отправлен в концентрационный лагерь Освенцим.

Он не скрывал того, что является католическим священником, и это послужило причиной особенно жестокого обращения. Его регулярно избивали, травили собаками, поручали самую тяжёлую или грязную работу, заставляли носить трупы. Однажды его избили и оставили умирать; товарищи по заключению принесли его обратно в барак. Из – за хронического воспаления лёгких он провёл некоторое время в лазарете. Однако, несмотря на весь ужас ситуации, Максимилиан сохранил присутствие духа и для многих заключённых являлся источником силы. Он выслушивал исповеди, благословлял умерших и приговорённых.

В июле 1941 года один заключённый совершил побег. Согласно лагерным правилам, если убежавшего не ловили и не возвращали в лагерь, вместо него убивали 10 человек. Комендант шёл вдоль рядов, выбирая жертв. Польский солдат, сержант Франтишек Гаёвничек, в отчаянии выкрикнул: «Что же будет с моей семьёй?». Максимилиан сразу выступил вперёд, предложив себя вместо солдата. Комендант принял предложение.

10 человек загнали в камеру смертников, сорвали с них одежду и оставили умирать. Они не получали ни воды ни еды. Один за другим они умирали, некоторых забили до смерти охранники. Максимилиан молился и пел гимны с товарищами, говоря им о том, что душу палачам убить невозможно.

Через две недели в живых осталось лишь четверо, включая Максимилиана. Комендант, которому камера нужна была для следующих жертв, не стал дожидаться их смерти и приказал сделать им смертельную инъекцию карболовой кислоты. Когда пришла очередь Максимилиана, он спокойно протянул палачу руку. Он умер 14 августа 1941 года и был кремирован на следующий день.

Беатифицирован в 1971 году римским папой Павлом VI. Канонизирован в 1982 году папой Иоанном – Павлом II. Память святого Максимилиана Кольбе Католическая Церковь празднует 14 августа.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1402101673140084&set=gm.1715428972062529&type=3&theater

коала

Выступление папы Франциска в римском университете

Ольга Седакова
Исполняю обещание. Вот пересказ слов папы.Из беседы папы Франциска со студентами в Университете Roma III.

Папа ответил на вопросы четырех студентов, которые ему передали заранее. Свои письменные ответы он передал ректору, а отвечать хотел иначе, импровизационно. Говорил он негромко и неторопливо, всегда называя имя того, кто задал ему этот вопрос. Эти детали его речи прямо связаны с тем, о чем он говорил.
Первый вопрос был о насилии. Папа начал с речевого насилия. Говорить громко, говорить недослушав – все это насилие. Насилие нуждается в анонимности и «делает нас все более анонимными». Применяющий насилие действует как аноним среди анонимов, отнимая у них имя. Речевое насилие происходит и на улицах, и дома, где тоже перестают вести диалог, тоже говорят и не слушают другого. От насилия много лекарств, говорит папа, и первое – это сердце, которое принимает. Политика снизилась во всем мире. Утрачена интуиция социальной дружбы. Сначала нужно выслушать и понять. А потом отвечать, и не повышая тона.
«Идет Третья мировая война», говорит папа. Идет она кусочками, там-сям. Но это она. Начинается она в сердце. Когда я не могу уважать другого, не могу быть открытым к нему – это война.

Университет – место обучения дружбе, интеллектуальному милосердию (то есть, вниманию к речи другого). Работа над искусством диалога.

Второй вопрос был об актуальной «смене эпох», или «переходной эпохе». Папа сказал, что начать стоит с того, чтобы признать реальность другой эпохи и видеть ее как есть – прежде чем выражать о ней суждения. При отсутствии принятия реальности эти перемен, дальнейшее размышление невозможно. «Жизнь – как вратарь на воротах: он принимает мячи, откуда бы их не посылали». Но чтобы принять, нужно прежде увидеть, что мяч летит. Нужно принять новое и неожиданное без страха: как задачу, как творческий вызов.

Третий вопрос был о единстве, новом глобальном однообразии мира. Это реальная опасность, заметил папа: принимать однообразие за единство. Однообразие разрушает единство.
О двух чертах новой эпохи. Первая - скорость и спешка, которая тоже не что-то другое, а род насилия. Спешка, ускорение всего отнимает у человека пространство, в котором он успел бы сказать: нет!
Другая черта – текучесть, жидкостная природа общества и экономики. Эта текучесть лишает человека труда (от 40 до 60 процентов молодежной безработицы в Европе) - и культуры труда. Чтобы что-то по-настоящему делать, нужно знать, что ты делаешь, где, зачем, какое время это займет. «Жидкий (текучий) человек», который, не имея в себе и вокруг необходимой для cебя твердости (concretezzа), иначе говоря – смысла, может стремиться или к самоубийству, или к экстремизму.
Как найти твердость, противостоящую текучести, - это должно быть темой обсуждений в университете.

И естественно, обсуждалась и тема беженцев. Утратит ли Европа свою идентичность? Папа напомнил, что европейская идентичность как раз и складывалась в подобных перемещениях племен, набегах, смешениях и т.п.

Еще общее замечание: за 40 минут своей речи папа ни разу не употребил ни «религиозных», ни «моральных» слов. Ведь оперирование такими словами – тоже род насилия.

Из ФЕйсбука Ольги Седаковой

коала

Бернхард Лихтенберг - праведник народов мира

ПАМЯТИ БЕРНХАРДА ЛИХТЕНБЕРГА (03.12.1875-05.11.1943).

Он был последователен.
В 1931 г. немецкий католический священник Бернхард Лихтенберг публично призывает смотреть антивоенный фильм "На западном фронте без перемен" по роману Э.Ремарка, чем привлекает внимание нацистов и лично Геббельса. После захвата власти нацистами в доме Лихтенберга периодически устраиваются обыски.
31 марта 1933 г, Лихтенберг организует встречу еврейского банкира Оскара Вассермана с президентом Германской конференции епископов кардиналом Бертрамом, пытаясь убедить кардинала протестовать против бойкота еврейского бизнеса.
В 1935 г. Лихтенберг в письме Герингу протестует против порядков в концентрационном лагере Эстервеген.
В августе 1938 г. Лихтенберга назначают викарием католиков еврейского происхождения, многим из них он помогает избежать преследований и эмигрировать из Германии.
После 9 ноября 1938 г., – погромов Хрустальной ночи, – Лихтенберг на каждой вечерней службе в соборе св. Ядвиги в Берлине молится за еврейский народ со словами "Снаружи горит синагога, и она – тоже Дом Божий!", а также за всех, кто подвергается гонениям.
При обыске в доме Лихтенберга гестапо находит текст проповеди, которую Лихтенберг собирался прочесть на ближайшей воскресной проповеди. Проповедь была направлена против листовки, распространявшейся геббельсовским министерством пропаганды, и начиналась со слов: "Анонимная клеветническая антиеврейская листовка распространяется по домам Берлина. В листовке говорится, что каждый немец, помогающий евреям… совершает преступление против своего народа. Не давайте вести себя в заблуждение нехристианской идеологией, но следуйте твердой заповеди Иисуса Христа: Люби ближнего как самого себя!"
На допросе Лихтенберг отказался дезавуировать свои слова. Насчет найденного в его доме экземпляра "Майн Кампф" Лихтенберг заявил, что как католический священник, он осуждает книгу. Он также заявил, что готов ко всем личным для него последствия своего противостояния государственной политике: "Все мое нутро протестует против депортации евреев в лагеря, во всех ее аспектах, поскольку она противоречит главной заповеди христианства: "Люби ближнего как самого себя". Я признаю еврея своим ближним, с такой же бессмертной душой и сотворенным по образу Божьему. Поскольку я не могу воспрепятствовать правительственным мерам, я решил быть вместе с депортированными евреями и евреями-христианами в изгнании, чтобы оказывать им духовную поддержку. Прошу гестапо дать мне эту возможность".
В мае 1942 г. Лихтенберга приговорили к двухгодичному тюремному заключению. На вопрос, есть ли ему что добавить к судебному решению, Лихтенберг ответил: "Заявляю, что граждане, молящиеся за евреев, не приносят вреда государству".
Уже из тюрьмы, в 1942 г., Лихтенберг в письме к главному врачу Рейха протестует против программы эвтаназии: "Я как человек, христианин, священник и немец, требую от Вас, главного врача Рейха, ответить за преступления, совершающиеся по Вашему распоряжению и с Вашего согласия, и за которые кара Господня падет на головы немцев".
В тюрьме здоровье Лихтенберга сильно ухудшилось. В конце срока заключения берлинский епископ Прейзинг передал ему предложение от гестапо об освобождении при условии, что тот в дальнейшем будет молчать. В ответ о.Лихтенберг попросил отправить его в еврейское гетто в Лодзи, где он смог бы совершать свой пастырский долг.
По окончании срока тюремного заключения служба безопасности СД отправила неисправимого Лихтенберга в Дахау. По дороге священник, страдающий тяжелыми болезнями сердца и почек, умирает.
На похороны несгибаемого борца с нацистами – случай небывалый – в Берлине пришло более четырех тысяч человек.
В июне 1996 г. Бернхард Лихтенберг беатифицирован римско-католической Церковью.
В июле 2004 г. Лихтенберг признан Праведником народов мира.
Пожалуй, никто как он, не исполнял столь последовательно, открыто и мужественно свой религиозный долг.
Надо помнить.

Из Фейсбука

коала

Эдит Штайн - еврейка, философ, мученица, католическая святая

Сегодня день памяти Эдит Штайн, св. Терезы Бенедикты Креста. 9 августа 1942 она вошла в газовую камеру Освенцима. Когда ее арестовали в голландском монастыре, она дописывала главную свою книгу (и единственную, переведенную на русский) – «Наука Креста». До сих пор гадают, успела или нет она ее дописать. Замысел книги у лучшей ученицы Гуссерля, ставшей монахиней-кармелиткой, был дерзновенный: «понять св. Хуана де ла Круса в целостности его натуры, выразившейся в его жизни и трудах, с той точки зрения, с которой автор способен увидеть эту целостность». При этом, сразу оговорено: то, что говорится в книге «о Я, свободе и личности, не является извлечением из трудов св. Хуана де ла Круса. Определенные опорные пункты, несомненно взяты у него, но выводы идут далеко за рамки его основных идей и образа мыслей. Задачу выработки философии личности в том виде, в котором она представлена в указанных выше главах, впервые поставила философия Нового времени». Она и философию тем самым вводит в какую-то новую область, или возвращает к исконной, сократовской неодолимой спаянности мысли и жизни, готовой пойти на смерть. Она успела, на последних страницах, описать смерть испанского мистика: «Разве эта смерть не имеет в себе нечто от Божественной свободы, с которой Иисус Христос склонил голову на Кресте?» - и с радостью пошла на то, о чем молилась, размышляя о гонениях на евреев не просто умом, но умом, ставшим одним целым с самой жизнью, ставшим целомудрием – о возможности взять на себя Крест, возложенный на еврейский народ, и умереть со «своим народом». Это и случилось 9 августа. А до этого ее видели в пересыльном лагере Вестерборк (том же самом, где работала и Этти Хиллесум), «выделявшейся своим спокойствием и умиротворенностью» и оказывающей «окружающим помощь, исполненную такого милосердия, что одно воспоминание об этом глубоко трогает меня». А перед этим, в «Науке Креста» Эдит Штайн писала: «Человек призван к тому, чтобы жить на глубине и так владеть собой, как это возможно только из глубины. Только отсюда возможна настоящая встреча с миром. Только отсюда человек может найти то место в мире, которое ему предназначено. При этом он все же никогда до конца не прозревает своей глубины. Это Божественная тайна, которую может раскрыть только Сам Бог, насколько Ему будет угодно. И все же человеку дана в руки его глубина. Он может распоряжаться ею в совершенной свободе, но также обязан хранить ее как некое доверенное ему сокровище».

Из Фейсбука Наталии Ликвинцевой
коала

Кардинал Люстиже. Католик, который не перестал быть евреем

Вчера был день рождения о. Георгия Чистякова. Сегодня -- день кончины кардинала Жана-Мари Люстиже.
Кардинал Люстиже провел последние недели в хосписе, находящемся недалеко от дома на ул. Лурмель, 77, где за четыре года до его смерти открылась памятная доска в честь о. Димитрия Клепинина и м. Марии (Скобцовой), которых кардинал очень любил.
В 2004 году он составил себе эпитафию:

"Я родился евреем,
Был назван Аароном
в честь деда по отцовской линии.
По вере и в крещении стал христианином,
но остался евреем,
как и апостолы.
Мои небесные покровители --
первосвященник Аарон,
святой апостол Иоанн
и Мария, исполненная благодати.
По воле Его Святейшества Папы Иоанна Павла II
стал 139 епископом Парижа.
27 февраля 1981 года я взошел на кафедру
и на ней прошло все мое служение.
Прохожий, помолись обо мне".

Светлая память. "Да возвысится и да освятится Его великое Имя..."

Фото Светланы Панич.
коала

Франциск Ассизский. Песнь брата Солнца

Франциск Ассизский

Песнь брата Солнца, иначе именуемая «Похвалой творениям»

Всевышний, всемогущий, милостивый Господи!
Тебе подобает хвала, Тебе подобает слава, честь и всякое благословение.
Тебе единому, Господи, подобает сие,
И нет в человеках достойного призывать имя Твое.

Хвала Тебе, Господи Боже мой, о всех твореньях Твоих,
и прежде всех – о господине брате солнце,
Им день озаряется, им и мы просвещаемся;
И велик он и лучезарен, и во многом блистании
Твое, Господи, носит он знаменование.

Да хвалят Тебя, Господи мой, сестра луна и звезды
небесные,
На высотах Тобой помещенные, ясные, драгоценные,
чудесные.

Хвала Тебе, Господи мой, о брате ветре, о воздухе и тумане,
о вёдре и непогоде:
Ими промышляешь Ты о всей твари Твоей, о всяком роде.

Да хвалит Тебя, Господи Боже мой, сестра наша вода,
Ибо она весьма усердна и смиренна и полезна и чиста.

Хвала Тебе, Господи мой, о брате огне, коим озаряешь Ты
ночь:
Ибо крепок он и отраден, и грозен, и весел, и могуч.

Хвала Тебе, Господи мой, о матери нашей, земле сырой:
Ибо она и держит нас и носит и одаряет плодами
и цветами и всяческой травой.

Хвала Тебе, Господи мой, о всех, кто прощает
любви Твоей ради и терпит скорби и смущения:
Блажен, кто терпит их в мире, ибо Ты Сам, Владыка, –
его обретение.

Хвала Тебе, Боже мой, о сестре нашей смерти телесной,
ее же никто живой не избегнет;
Горе умирающему в смертном грехе;
Блажен, кого настигнет она за исполнением воли Твоей
небесной:
Ибо вторая смерть коснуться таких не посмеет.

Хвалите Господа моего, благословите Его со всяким
благодарением
И работайте Ему с великим смирением.

1222–1224

перевод Ольги Седаковой

коала

Эдит Штайн - еврейка, философ, мученица, католическая святая

Сегодня День Катастрофы, Израиль вспоминает жертв Холокоста. В этом обступающем ужасе памяти можно выстоять, по-моему, только вслушиваясь в их голоса. Вот один из них: Эдит Штайн (или св. Тереза Бенедикта Креста, католическая монахиня-кармелитка) родилась в 1891 в Бреслау, погибла в 1942 в Освенциме. День ее рождения пришелся на Йом Кипур, ей всегда это было важно. Мать была очень верующей иудейкой, Эдит же проходит через подростковый кризис потери веры и делает ставку на разум. В 1913 она попадает в Геттингенский университет, где ее учителем становится философ Эдмунд Гуссерль – встреча, важная для них обоих: Эдит до конца сохранит феноменологическую ясность мысли, а Гуссерль, поручивший ей систематизировать свой архив, признается потом, что именно в ее католической философии видит самое чистое воплощение своих идей. Ее диссертация посвящена проблеме эмпатии. В 1917 происходит обращение. На фронте убит один из друзей Эдит – ученик Гуссерля философ Адольф Райнах. Она идет к вдове с намерением ее утешить и вдруг обнаруживает, что сама ушла от нее утешенной: в мужественном принятии горя и смерти ей впервые приоткрылась тайна Креста, дающая внутренний мир. Летом 1921 ей попадает в руки автобиография св. Терезы Авильской, и искомая истина найдена: она принимает крещение, сразу хочет стать кармелиткой и откладывает постриг только из-за матери, тяжело переживающей ее «измену» иудаизму. Тем временем Эдит Штайн преподает, переводит и комментирует Фому Аквинского, пишет философско-богословские статьи. В 1934 она становится монахиней-кармелиткой. Масштаб угрозы Холокоста она поняла очень рано: уже в 1933 Эдит пишет папе Пию XI с просьбой издать энциклику в защиту евреев и предупреждая, какими последствиями может обернуться антисемитизм для христианской церкви. Слова «мой народ» наполняются для нее новым смыслом. Она вспоминала: «Я обратилась к Спасителю и сказала Ему, что знаю: это Его Крест возложен ныне на еврейский народ. Большинство людей этого не понимает, но те, кто понимает, должны добровольно, от имени всех, взять его на себя. Когда общая молитва подошла к концу, меня посетила внутренняя уверенность, что я услышана». Когда 2 августа 1942 ее арестовали в монастыре в Эхте (Голландия), она сказала родной сестре Розе: «Пойдем, ради нашего народа». В момент ареста она дописывала книгу о св. Иоанне Креста «Тайна Креста». Свидетель, видевший ее в пересыльном лагере Вестерборк, описывает облик женщины, «выделявшейся своим спокойствием и умиротворенностью. Вопли, жалобы, лихорадочное возбуждение и ужас вновь прибывших были неописуемы. Сестра Бенедикта проходила среди толпы женщин, как ангел, успокаивая одних, помогая другим. Многие матери, казалось, впали в состояние прострации, граничащее с безумием, они кричали, как умалишенные, забыв о детях. Сестра Бенедикта занялась маленькими детьми, мыла их, причесывала, добывала им пищу и оказывала окружающим помощь, исполненную такого милосердия, что одно воспоминание об этом глубоко трогает меня». 9 августа Эдит Штайн погибла в газовой камере Освенцима. О своем времени и о том, кто же на самом деле влияет на ход истории, она писала так: «…чем больше эпоха погружается в ночь греха и отделенности от Бога, тем большая нужда в душах, которые едины с Богом. Бог не попустит тут недостатка. Величайшие пророки и святые делают шаг вперед из самой темной ночи. Но большая часть несущего их потока мистической жизни остается невидима. Конечно, поворотные точки мировой истории по сути своей зависят от душ, о которых никогда даже не упомянет ни одна историческая книга. И мы узнаем о тех душах, которым мы обязаны решающим поворотом в наших собственных жизнях, лишь в тот день, когда все сокрытое будет явлено. Потому что потаенные души живут не изолированно, нет, они часть живой связи, у них своя роль в великом божественном порядке, мы говорим здесь о невидимой церкви».

Из Фейсбука Наталии Ликвинцевой

коала

Томас Мертон

"Нет на свете зеленого листа, о которым бы Ты не заботился. Нет крика, не услышанного Тобой еще до того, как он исторгнется из горла. Нет подземных вод, не укрытых Тобой в глинистых слоях почвы. И всякий потаенный родник тоже спрятан Тобою. Нет такой лощины с одиноким домом, которая не была бы задумана Тобой для этого уединения. Нет человека на этом акре леса, не рожденного тобой для этого акра леса.

Collapse )
коала

Католики о евреях

Ватикан признал, что обетования Божии евреям непреложны, что антисемитизм невозможен для христианина и что христианство корнями уходит в иудаизм! Виват папа Франциск!

Collapse )

Collapse )
Как выяснилось, статья недобросовестная. Подлинный текст ватиканского документа в ней искажен. Вот этот текст:
This however does not mean that Israel as the people of God has been repudiated or has lost its mission (cf. "Nostra aetate", No.4). The New Covenant for Christians is therefore neither the annulment nor the replacement, but the fulfilment of the promises of the Old Covenant.
....
By the same token, Jews could with regard to the Abrahamic covenant arrive at the insight that Israel without the Church would be in danger of remaining too particularist and of failing to grasp the universality of its experience of God. In this fundamental sense Israel and the Church remain bound to each other according to the covenant and are interdependent.
....
From the Christian confession that there can be only one path to salvation, however, it does not in any way follow that the Jews are excluded from God’s salvation because they do not believe in Jesus Christ as the Messiah of Israel and the Son of God. Such a claim would find no support in the soteriological understanding of Saint Paul, who in the Letter to the Romans not only gives expression to his conviction that there can be no breach in the history of salvation, but that salvation comes from the Jews (cf. also Jn 4:22). God entrusted Israel with a unique mission, and He does not bring his mysterious plan of salvation for all peoples (cf. 1 Tim 2:4) to fulfilment without drawing into it his "first-born son" (Ex 4:22). From this it is self-evident that Paul in the Letter to the Romans definitively negates the question he himself has posed, whether God has repudiated his own people. Just as decisively he asserts: "For the gifts and the call of God are irrevocable" (Rom 11:29). That the Jews are participants in God’s salvation is theologically unquestionable, but how that can be possible without confessing Christ explicitly, is and remains an unfathomable divine mystery. It is therefore no accident that Paul’s soteriological reflections in Romans 9-11 on the irrevocable redemption of Israel against the background of the Christ-mystery culminate in a magnificent doxology: "Oh, the depth of the riches and wisdom and knowledge of God! How inscrutable are his judgments and how unsearchable his ways" (Rom 11:33). Bernard of Clairvaux (De cons. III/I,3) says that for the Jews "a determined point in time has been fixed which cannot be anticipated".

Глубокая благодарность katherine_kinn за уточнение и за приведенные выше цитаты из подлинного документа.