Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Привет, друзья! Об этом журнале

Здравствуйте, дорогие друзья! Рада приветствовать Вас в этом журнале. Мне очень приятно, что Вы сюда заглянули!
Давайте я немного Вам расскажу о том, как этот журнал устроен? Чтобы Вам не тратить лишнего времени.

Collapse )

***************************************************************
Друзья! Если Вы меня хотите зафрендить, расскажите, пожалуйста, что-нибудь о себе в комментариях к этому посту! Если Вы хотите, чтобы я Вас зафрендила, пишите сюда же! Комментарии скрыты.
Спасибо, что прочитали этот пост!
коала

Толкин и Данте

Тут Анариэль anariel_rowen рассказывала, что Толкин делал доклад по Данте. Меня это нисколько не удивило. Мне кажется, влияние Данте в творчестве Толкина ощущается, и есть по крайней мере одно место, которое представляется мне аллюзией на Данте. Я думала, это всем очевидно, но поскольку Анариэль так не считает, выложу здесь это сопоставление.

Конец "Акаллабэт" в переводе Анариэль:
И по морским побережьям ходили рассказы и слухи о мореходах и людях, покинутых на водах, что благодаря судьбе, или милости, или благоволению Валар, взошли на Прямой Путь, и увидели, как умаляется под ним лик мира, и так достигли озаренных светильниками причалов Аваллонэ или же, истинно, последних взморий у пределов Амана, и узрели Белую Гору, ужасную и прекрасную - прежде чем умереть. (http://zhurnal.lib.ru/t/taskaewa_s_j/akallabeth.shtml)

Collapse )



Данте Ад XXVI (пер. Лозинского):

94
Ни нежность к сыну, ни перед отцом
        Священный страх, ни долг любви спокойный
        Близ Пенелопы с радостным челом

97 Не возмогли смирить мой голод знойный
        Изведать мира дальний кругозор
        И всё, чем дурны люди и достойны.

100 И я в морской отважился простор,
        На малом судне выйдя одиноко
        С моей дружиной, верной с давних пор.

103 Я видел оба берега, Моррокко,
        Испанию, край сардов, рубежи
        Всех островов, раскиданных широко.

106 Уже мы были древние мужи,
        Войдя в пролив, в том дальнем месте света,
        Где Геркулес воздвиг свои межи,

109 Чтобы пловец не преступал запрета;
        Севилья справа отошла назад,
        Осталась слева, перед этим, Сетта.

112 «О братья,— так сказал я,— на закат
        Пришедшие дорогой многотрудной!
        Тот малый срок, пока ещё не спят

115 Земные чувства, их остаток скудный
        Отдайте постиженью новизны,
        Чтоб, солнцу вслед, увидеть мир безлюдный!

118 Подумайте о том, чьи вы сыны:
        Вы созданы не для животной доли,
        Но к доблести и к знанью рождены».

121 Товарищей так живо укололи
        Мои слова и ринули вперёд,
        Что я и сам бы не сдержал их воли.

124 Кормой к рассвету, свой шальной полёт
        На крыльях вёсел судно устремило,
        Всё время влево уклоняя ход.

127 Уже в ночи я видел все светила
        Другого остья, и морская грудь
        Склонившееся наше заслонила.

130 Пять раз успел внизу луны блеснуть
        И столько ж раз погаснуть свет заёмный,
        С тех пор как мы пустились в дерзкий путь,

133 Когда гора, далёкой грудой тёмной,
        Открылась нам; от века своего
        Я не видал ещё такой огромной.

136 Сменилось плачем наше торжество:
        От новых стран поднялся вихрь, с налёта
        Ударил в судно, повернул его

139 Три раза в быстрине водоворота;
        Корма взметнулась на четвёртый раз,
        Нос канул книзу, как назначил Кто-то,

142 И море, хлынув, поглотило нас».




Collapse )
Вообще образ горы Таниквэтиль наводит меня на мысль об этом дантовском эпизоде. 
И, шире, сама история нуменорцев – отважных, неутомимых мореплавателей, 
сердце которых было обращено к запретному Западу.