Софи (sophie_shulman) wrote,
Софи
sophie_shulman

Лида Мониава о паллиативной медицине

Вот все спрашивают про выгорание у людей, которые работают в хосписе. А если честно, то на нас страшно давит, что мы никак не защищены законом и все время боимся тюрьмы. Тут недавно за одну неделю мне позвонили 4 разных следователя. Из-за каждого умершего дома ребенка они открывают уголовное дело. Чаще всего открывают и закрывают. А иногда начинаются какие-то выяснения, с нас берут показания. Ты сидишь на работе, строишь какие-то планы на вечер, или мотаешься по визитам к пациентам. И тут звонок из следственного комитета. Иногда просто просят контакты - мамы ребенка, врача в больнице и тп. Иногда приглашают на встречу, непременно сегодня, непременно в каком-то отделении на окраине Москвы, куда тебе надо с тремя пересадками тащиться. Я с непривычки думала, что можно ответить по телефону, или может встретиться где поближе. Но куда там, бросай все дела и вперед к следователю. Спрашивают - а кем вы работаете, а почему вы приходили к ребенку, а что вы делали, а какого числа, а во сколько, так во вторник или в среду, а почему, проверьте протокол, подпишите. Потом живешь и не знаешь, а дальше-то что, позовут тебя снова или не позовут, открыли они дело или нет. Потом звонит следователь из соседнего следственного комитета уже про другого ребенка, тоже говорит приезжайте сегодня вечером, тоже задает одни и те же вопросы - а где вы работаете, а зачем вы приехали к ребенку, а что вы там делали, а какого числа и тд и тп. Хотя конечно то, что нас таскают по следственным комитетам это ерунда по сравнению с тем, что они еще и маму ребенка вызывают. Мам мучают гораздо больше и дольше, задают им такие вопросы, будто подозревают, что это мама своего ребенка загубила. Мамы бедные плачут. Все это страшно давит на психику. Мы наверное скоро привыкнем, а вот мамы, которые только потеряли ребенка, не привыкнут. Я бы очень хотела, чтобы в России паллиативные пациенты и те кто им помогают имели бы какую-то законодательную поддержку. Если у тебя неизлечимый диагноз, может быть не надо делать вскрытие? Может быть не надо открывать уголовное дело, если ребенок умер от неизлечимого заболевания? Может быть не надо проверять на передозировку наркотиков ребенка умершего от 4 стадии онкологии с сильнейшим болевым синдромом? Ощущение, что в России ты не очень-то имеешь право по закону умереть даже от неизлечимого заболевания. Хотелось бы, что семья с неизлечимо больным ребенком имела право отказаться от реанимации, от любых медицинских вмешательств - ведь врачи уже расписались, что ребенок неизлечимо болен, что еще надо. Хотелось бы, чтобы те кто помогает неизлечимо больным детям дома - со всеми этими трубками, мед оборудованием, лекарствами - были бы защищены законодательством. И чтобы следственный комитет не занимался допросами мам у которых умер ребенок от неизлечимого заболевания.
Лида Мониава
Tags: беги негр беги, милосердие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments