August 28th, 2016

коала

Успение: вышивка матери Марии и комментарий Наталии Ликвинцевой

На фото – «Успение», вышивка работы матери Марии (Скобцовой), фрагмент облачения. Иконография, как и сам праздник, несет какую-то на редкость утешительную весть – о том, что душа умершего – младенец, рождающийся в новую, вечную жизнь, что «ничто не кончится собой», что то, что кажется концом, оборачивается началом, а те, кого, мерещится нам, мы оставили позади, так что сердце рвет от мысли о вине перед ними, о том, чего мы не додали и не успели, а рвет всегда, - они не позади, а впереди, и уже ждут нас за поворотом, и все еще возможно, и разлука не бесконечна. И в нынешнее дикое лето, наполненное смертями, весть эта входит, как сегодняшний ветер, как возможность дышать. С праздником, дорогие!


Из Фейсбука Наталии Ликвинцевой

коала

Успение

Дева Мария, - живая икона святости. Именно той святости, которой так не хватает страдающему и бьющему в истерике миру сегодня.

Святости тишины; святости сострадания; святости креста, пронесенного со своим Сыном и со всем миром.

Образ Богородицы в Евангелии раскрыт удивительно: за каждым предложением о ней открываются целые грани жизни. Вот молодой матери не нашлось места в городе и она рожала "Сына своего первенца" в хлеву. Вот бегство из родной страны под палящим солнцем. Вот брачный пир, на котором мать просит Иисуса о помощи во вполне человеческих нуждах веселящихся на празднике жизни.

И над всем этим, как страшная черта, - созерцание ужаса Голгофы.

Но мы знаем, что это не было концом, но началом.

Началом того удивительного мира, где даже смерть не есть бездна небытия и ужас неминуемой разлуки, - но Успение, Пасха жизни.

В эти дни исхода лета, друзья, - Христос Воскресе! И в этом главная грань Успения, - пасхального праздника жизни и любви.

p.s. Я не могу ни вспомнить сегодня стихи другой матери, Анна Андреевны Ахматовой:

Распятие

"Не рыдай Мене, Мати,
во гробе зрящи".

Хор ангелов великий час восславил,
И небеса расплавились в огне.
Отцу сказал: "Почто Меня оставил?"
А Матери: "О, не рыдай Мене..."

Магдалина билась и рыдала,
Ученик любимый каменел,
А туда, где молча Мать стояла,
Так никто взглянуть и не посмел.

коала

Две ереси Церкви

Томас Кранмер

...Церковь - пишу с большой буквы, поскольку речь идет едва ли не обо всей церковной культуре - учила людей очень многому хорошему и не очень. Церковь предлагала ответы по самым разным темам, порой по делу, а порой совершенно бестолково. Но Церковь никогда не учила людей двум вещам, которые люди в реальности делают чаще, чем пьют, едят и спят.

Церковь никогда не учила людей сомневаться и ошибаться.

Сомнение - это допущение того, что возможна более, чем одна правда. Что истин может быть много. Эта очевидная, казалось бы, последовательно отвергалась Церковью - ведь высшая правда, Бог, уникальна, а всё прочее должно оцениваться лишь в сопоставлении с нею. Сомнение представлялось (совершенно ложно, на мой взгляд) антонимом веры.

Похожим образом Церковь относилась и к ошибке. Разумеется, Церковь признавала, что люди постоянно ошибаются. Но все ошибки людей - это лишь отклонения от единственной, и при этом известной ей, Церкви, нормы. Есть правильно и есть неправильно. Есть и полутона, конечно - лучшее из возможного, меньший грех, но критерий при этом всё равно есть.

Эта "двойная ересь", эта вера в возможность раз и навсегда заключить высшую истину в человеческий язык и логику наряду с убежденностью, что есть единая для всех норма, как осуществление этой истины на практике - возможно, худшее из зол на путях духовных исканий человечества. Это не вина Церкви, в общем-то. Все мы бываем инфантильны, порой пасуем перед трудностями, хотим, чтобы нашу жизнь пожили за нас. Менторство церковных деятелей - это не более чем ответ на стабильный социальный запрос. Но Евангелие не учит отвечать на социальные запросы. Иисуса по такому запросу к кресту прибили. И чем быстрее мы научимся на принимать неопределенность, чем более ясно мы скажем, что в Церкви готовых, понятных и правильных решений - не больше чем в пивной, тем лучше и для нас, и для тех, кто приходит к нам с вопросами. Мне думается, что призвание христиан, да и всех людей в общем-то, - это просто идти рядом друг с другом, помогая как можем в сиюминутных обстоятельствах, и не пытаясь соизмерять с чем-то еще ни других, ни себя.

Потому что линейки нет.

Из Фейсбука Томаса Кранмера