August 25th, 2016

коала

Об отце Сергии Желудкове

Об отце Сергии Желудкове, со страницы дорогого отца Vladimir Zelinsky:

Vladimir Zelinsky: В феврале 1974 года после высылки Солженицына и всенародного возмущения также и видные иерархи возвысили голос. Митрополит Крутицкий Серафим как-то очень развернуто высказался в печати ("литературный власовец" и проч.). Незабвенный о.Сергий Желудков послал тогда телеграмму Патриарху Пимену: "Ваше Святейшество! оскорбив А.И.Солженицына, м.Серафим публично возвел хулу на память мучеников. Приношу Вашему Святейшеству жалобу на антицерковное действие м.Серафима". "Приношу жалобу". Официально, достойно, открыто. Надо сказать, что когда о.Сергий совершал какой-то диссидентский поступок, он, находясь в Москве или в Питере, всегда тотчас сообщал о том в псковское КГБ по месту прописки. "Зачем?" - спрашиваю. "А затем, отвечает, что когда московские власти будут звонить во Псков, чтобы ругать местных, псковских, те смогут сказать: "а мы в курсе, все уже знаем, ждем указаний от вас, из Москвы". Ту историю я особенно запомнил, потому, работая в то время в Институте философии, этот самиздатский листочек, полученный от о.Сергия, невзначай сдал вместе с другими рабочими бумагами своему начальству. Зав.отделом, интеллигентная еврейская женщина, вызвала меня с заседания в коридор и вручила мне эту бумажку, ни слова не говоря.

Павел Литвинов да, он даже посылал телефонограмму туда из моей квартиры, он останавливался у меня, когда приезжал в Москву. Он был открыт к доброжелательному разговору с кем угодно. Я помню, как он переписывался с начальником лагеря, где сидел Любарский, и тот ему ответил и вызвал Любарского в кабинет и спрашивал его об отце Сергии и снял с Любарского какую-то особенно несправедливую придирку.

Vladimir Zelinsky Помню, как, подписав какое-то письмо, он звонил во Псков, "местному дракону" и сообщал: говорит священник Сергий Желудков, такое вот есть у нас письмо протеста, я его только что подписал. На другом конце провода обомление. Записали, милый человек? Записал. А кто говорит-то со мной, чтобы знать? Сергей говорит, Сережа. Ну, до свиданья, милый Сережа, будьте благополучны.

Лев Регельсон Отец Сергий со всеми был на "Вы"! Очень трогательно было слышать, как они с супругой друг к другу на "Вы" обращались. Но уж совсем было необычно, когда он к малышу обратился очень участливо и серьезно: "Ребеночек - что Вы плачете?" От такой интонации тот сразу умолк...

Павел Литвинов Он с моей трёхлетней дочерью был на "Вы".

Lev Pokrovsky Спасибо, о. Владимир за замечательное воспоминание об о.Сергие Желудкове. Бывал он и у нас в доме в Перово на ул. 8-го марта (прости Господи такое название!) в 3-х минутах ходьбы от дома Виктора и Ани Красиных. Удивительно светлый был человек! Приведу два воспоминания.

Мы тогда были курящие и поначалу стеснялись курить при священнике. Он это заметил и сказал: "Ксения Михайловна! Ну приклоните голову!". По имени-отчеству, ни как иначе, всегда так. Она не сразу сообразила об чем это он. Он тогда сказал: "Закурите!". Она закурила и о.Сергий, некурящий, попросил сигаретту и закурил вместе с ней (!).
И еще. У нас всегда были собаки. Случилось так, что о.Сергий присутствовал при процедуре изгнания блох, не помню, то ли керосином, или мылом с ДДТ. Собака жалобно скулила. О.Сергий, обращаясь к собаке на "Вы", повторял: "Ну потерпите, пожалуйста, это для Вашей же пользы!"

Из Фейсбука отца Владимира Зелинского

Святой праведный отец Сергий Желудков, моли Бога о нас!

коала

Памяти о. Александра Меня. Апофатическое богословие

Оригинал взят у lpokrov в Памяти о. Александра Меня. Апофатическое богословие

О. Александру вечная память и благодарность -- он научил многих, и меня в их числе, любить Христа.

                                       Эпизод.

        Во время оно, в каком-то из 60-ых, в день воскресный был я, в ту пору еще зеленый неофит, на литургии у о. Александра в Новой деревне, под Москвой близ Пушкина. Там я впервые встретился и познакомился с о. Сергием Желудковым, светлой памяти.

Возвращались мы потом в Москву в электричке и оба отца с нами. У о. Александра была треба в Москве и еще какие-то дела.  Вошли мы в вагон и разместились на сдвоенной лавке -- я с о. Сергием, а по другую сторону лавочной спинки о. Александр еще с кем-то. Разговариваем. О. Сергий для знакомства распрашивает меня, кто я и что, и какие в жизни проблемы. А меня в то время беспокоило по-неофитски, что вот я встал вроде бы на путь истинный, а вот теща моя любимая, светлой памяти, безбожница и беспартийная коммунистка. Я и пожаловался о. Сергию: "Теща у меня хорошая женщина, а в Бога не верует". О. Сергий задумался, а потом и говорит: "Ну, ... что ж, возможно она и права (!?)". У меня глаза на лоб полезли. Это говорит священник. А он продолжает: "Существование -- это о твари, не о Боге". Бдительный о. Александр, сидящий к нам спиной, посреди своей оживленной беседы, оборачивается к нам и роняет: "Все правильно, это апофатическое богословие".  Так я впервые услышал этот термин. Так началась наша многолетняя дружба с о. Сергием